человеческую жизнь всегда можно измерить…

Первое, чему меня научил человек, заменивший мне старшего брата — ценить искусство, как производную от времени, географии и людей, уверенных в своих чувствах к окружающему миру.

Понимание того простого факта, что человеческую жизнь можно измерить конечным числом часов, что нет никакого «завтра» и что качество — это мерило внутренней энергии человека, а не количества часов, вложенных в произведение, мой духовный наставник называл творческой зрелостью.
Второе, чему я научился уже самостоятельно — обобщать это тонкое правило не только на искусство, а понятию творческой зрелости найти более глобальный аналог — целостность ума.
Я часто задавался вопросом природы деления людей на экстравертов и интровертов. Как материалист, я мог бы найти объяснение этому вопросу в физиологических различиях, но как человек, которому не чуждо умение верить, я всегда заставлял себя искать ответ на этот вопрос, оперируя более гуманными понятиями.
К двадцати годам я вывел для себя одну железную аксиому, усомниться в праведности которой я до сих пор не имел повода: жить нужно изнанкой вперед.
Есть масса внутренних препятствий, мешающих людям следовать этому правилу: страх совершить ошибку, страх обжечься, когда поворачиваешь, не заглядывая за поворот. Жалость. Отсутствие чувства собственного достоинства. Безответственность, в конце-концов, когда речь идет об ответственности за людей, страдающих от душевных колебаний тех, кто связан с ними какими-либо обязательствами. Духовное кочевье и отрицание того, что быть кому-то обязанным — нормальная в европейских культурах практика. Полное отсутствие лидерских качеств, и, простите за грубость, сцикливость, стремление всегда идти вторым — то есть впереди, не пасти задних, но на грабли пускай наступает первый.
Людей, чье личностное становление достигло того этапа, когда эта аксиома понята и принята к исполнению, пускай даже интуитивно, на клеточном уровне, я и называю экстравертами. На право вторых на место под солнцем, данное им устоями современного общества, я не посягаю, но таким людям суждено увидеть мою душу только сквозь стекла солнцезащитных очков.
Интроверты (я говорю о моем личном определении интроверсии) мне крайне несимпатичны. Я ненавижу этих людей в первую очередь за софизм и приобретенное, а иногда и врожденное, умение строить искусственную философию для оправдания своей ошибки или слабости. Как говорят реконструкторы: «подгоним первоисточник под нашу лажу». Почему-то среди интровертов много людей, не понимающих, что сложные слова не менее опасны, чем сложные автомобили и сложные АЭС. Во вторую очередь: за ресепшны, которые нужно пройти, чтобы достучаться до мозга такого человека и изложить ему суть того, что от него нужно. Порой на еблю с такими людьми и их сложными мирами уходит столько времени, сколько у Рафаэля ушло бы на роспись интерьера маленькой деревенской церквушки.
Я не хочу тратить ни времени ни сил на людей, которым они (мои время и силы) нужны для подпитки чувства собственного совершенства и борьбы с внутренним страхом показаться простаком.