Великий Октябрь

То были не пустые слова. Искусство и наука тесно сплелись в доме на Божедомке. Артист-дрессировщик стал все более углубляться в изучение зоопсихологии и достиг в том значительных практических результатов.
Великий Октябрь помог Владимиру Дурову осуществить свою мечту о содружестве увлекавшей его науки с любимым искусством.
Еще в разгар первой мировой войны он пытался применить свой опыт в дрессировке животных для целей вовсе иных. И можно лишь подосадовать, что это дело заглохло, хотя и не по его вине. Замысел Дурова был смел и фантастичен. Невиданно выросший подводный флот и минные заграждения немцев стали наносить тяжкий урон военным и торговым кораблям союзников. Военные сводки запестрели сообщениями о растущих потерях на море от нового грозного оружия. Морские коммуникации подверглись серьезной опасности. Немецкая пропаганда уже торжествовала победу.
Дуров решил объявить войну войне с помощью животных. План на первый взгляд невероятный, наивный. Однако…
«Морские львы прекрасно плавают и прекрасно видят даже в мутной воде. В море они — цари,- писал он, объясняя суть своего плана.- Посредством приманки можно очень скоро заставить животное производить много различных движений.
Морские львы по складу ума ближе всего подходят к человеку и имеют одну общую особенность и способность — внимательно следить за малейшим движением и мимикой общающегося с ним человека и понимать его желания и даже душевные переживания.
Благодаря этой способности и особенности морского льва легче и скорее выдрессировать, чем какое-либо другое животное».
Наблюдение Дурова за способностями морских животных следует признать удивительным. Ведь только через полвека оно стало признанной сенсацией мировой пауки. И только через полвека заговорили об использовании морских животных в военных целях.
Потому особенно важно напомнить, что это впервые разработал и предложил выдающийся русский дрессировщик и исследователь В. Л. Дуров. Кстати, уже тогда он горько заметил: «Если бы великий Эдисон знал о моем способе дрессировки, то давно бы уже применил к механизму и живую силу или, наоборот, к живой силе свои вспомогательные механизмы». Вещие слова!