Заработок дрессировщика

Просто стыдно при моих капиталах иметь неученую собаку. Неправда ли?
— Не знаю, сударыня…
— Я хочу, чтобы Милорд научился исполнять все мои приказания. Это возможно?
— Смотря какие будут ваши приказания…
— Ну, если я прикажу: «Милорд! приведи ко мне горничную Марфушку!» Пускай он мне ее приведет. Или кухарку Степаниду из кухни.
— Сударыня, я не могу взяться за воспитание вашего Милорда.
— Ну, так хоть выучите его ездить на извозчике… Тоже не можете… А мне говорили, что вы все умеете, собак самого господина губернатора обучили. Я хорошо заплачу!
— Повторяю, я не возьму вашего Милорда на воспитание.
— Значит, неправда что о вас говорят…
Купчиха вскочила с кресла. Но окончательно пришла в ярость, когда взяла свой зонтик.
— Ах, боже мой! — указала она на кружева, изорванные в клочья.
Виновник-гусак, так ловко научившийся дергать за шнур, тихонько повторил свое упражнение на зонтике, но боясь наказания поспешно удрал. Вслед за ним выскочила взбешенная барыня. И тогда Дуров заметил другую беду: весь подол ее шелкового платья был изжеван и изгрызен клювом того же проказника.
Нелегко давался заработок дрессировщику. Довольно часто ему приходилось отказываться от выгодных предложений. Исходили они обычно от людей состоятельных, взбалмошных и невежественных. Как-то явился толстый купчина, владелец лавки кожевенных товаров на Варварке.
— У меня, господин комедиантщик,- обратился он, есть пес Барбос, всем хорош, да только нет в нем никакой злости. Сделай милость, обучи его, чтобы он хватил за ляжку этого мерзавца, рыжего Степана Федорова, что торгует против моей лавки тоже кожевенным товаром. Понизил цену подлец без всякого уговора со мною. Нет в нем торговой совести…
— Позвольте, я этого сделать никак не могу!
— Как не можете? Я вас ублаготворю.- Купец хлопнул ручищей по боковому карману, оттопыренному толстым бумажником.- А говорят, губернаторских собак научили всякому уму-разуму.