Зрительный зал и сцена

Владимир потребовал чернил и бумаги, написал афишу: «Проездом через здешний город в Москву, с дозволения начальства, будет дано представление в здании клуба, в трех разнообразных отделениях, состоящих из следующих номеров.
Старгаине клуба афиша понравилась. Он согласился предоставить помещение, конечно, если будет получено соответствующее разрешение властей.
С афишей в руке Владимир переступил порог полицейского участка. В канцелярии сидели секретарь, два-три молодых писца и сам надзиратель — гроза местных жителей.
— Что надо? — гаркнул надзиратель. Пробежав глазами протянутую афишу, потребовал:
— Паспорта артистов! Владимир вынул свой паспорт.
— Всех артистов говорю!
— Изложенное в афише исполняется мною одним…
— Таких жуликов-шарлатанов не допускаю! — заорал полицейский.
— А я повторяю, что все исполняю я! — вспыхнул Владимир.
— Видал я таких… Ну, какой ты силач? Покажи-ка свою железную челюсть?
Владимир подошел к покрытому зеленым сукном столу и… поднял его зубами в воздух.
Надзиратель, секретарь и писцы замерли от удивления.
— Черт возьми! Вот здорово! восхитился надзиратель. И даже переменил обращение.- А какие еще вы делаете фокусы?
— Покажу, если дадите лист газетной бумаги.
Писцы бросились, подали газету. Владимир, как полагается настоящему фокуснику, развернул лист, показал, что в нем ничего не спрятано, и, обернув вокруг своей руки, попросил не быть в претензии, если вдруг что-либо найдется. И тут же вытащил из газеты свой стоптанный сапог.
Забыв всякую субординацию, писаря захлопали в ладоши, а надзиратель пригласил сесть на стул и милостиво вымолвил:
— Ну, а какой вы клоун и рассказчик, это мы убедимся уже в клубе, в воскресенье.